ksherbi (ksherbi) wrote,
ksherbi
ksherbi

Шестой посетитель первого McDonald’s в России. Это Я.



Да, это правда. Только правильнее не в России, а в СССР. Как это было? Наверное, все кто знаком со мной слышал её уже (а то и не раз) с разной степенью подробности. Пришла очередь для запечатленья её в буквенном виде.

Ночь с 30 на 31 января 1990 года. Москва, улица Бутлерова, дом 5. Общага Московского института нефти и газа им. Губкина (тогда он так назывался), в общеизвестном сленге именуемый как «Керосинка». Мы студенты керосинки.

Три часа ночи и мы только закончили «расписывать пулю» (партия в преферанс). Непродолжительная дискуссия на тему «распишем ещё одну или спать» обычно заканчиваемая в пользу первого варианта, на этот раз заканчивается в пользу сделать перерыв в бесконечном преферансном марафоне. И тут я предлагаю неожиданную альтернативу: а давайте пойдём на открытие макдональдса. Аргументы против реплик «так выспимся и пойдём» и «не пойти ли тебе в жопу (в оригинале неприличнее)» такие: событие громкое, а значит возможно первым, кто придёт будут чёто раздавать на халяву, а возможно ещё и покормят нахаляву. Аргументы сильные, особенно про еду нахаляву. Но всё равно народ сомневается. Решающий толчок «чё, слабо?!!», и мы, натянув свои лучшие треники, отправляемся в путь. Пешком, т.к. до открытия метро ещё 3 часа.

Надо сказать, что появление ресторана McDonald’s в СССР в то время было очень неординарное событие. Ведь это был ещё галимый советский союз. Конечно уже весьма расшатанный, но совок. Серый, унылый, с жёстким дефицитом на всё (особенно грустно обстояли дела за пределами Москвы и Ленинграда), с коммунистической партией во главе страны, с загибающейся плановой экономикой и средними зарплатами по стране в 120 рублей. НО! В воздухе и в головах людей витал тот самый пресловутый «ветер перемен». На улицах в открытую митинговали. За заседаниями съезда народных депутатов, впервые демократично избранного, в прямом эфире следили внимательнее, чем за проектом «Голос» сейчас. Даже у нас в МИНГе на каждом этаже в течении дня постоянно работали телевизоры, по которым можно было следить за ходом заседаний. И отмазка лектору, что опаздал на пару, потому что смотрел прямой эфир, была вполне рабочей. То, что сказал Сахаров или Ельцин передавалось из уст в уста и распространялось быстрее, чем сейчас по интернету. Все ждали, что вот-вот что-то должно произойти, что окончательно разорвёт эту переполненную чашу ожиданий и надежд. Но все понимали, что процесс демократизации хоть и набрал большую инерцию, при желании правящей верхушки вполне может быть развернут в обратную сторону. Поэтому весть о том, что в самом центре Москвы появится островок буржуйского мира, воспринимался, как знаковое событие. Подтверждение того, что назад в совок дороги нет. Пока проект обсуждался, многие скептически относились к нему и не верили, что вот так запросто в центр нашей родины пустят «заграницу». Но когда начался ремонт в кафе «Лира», появилась жёлтая светящаяся эмблема, стало ясно, что это не слухи. На будущий заморский ресторан (именно рестораном его все именовали) многие приезжали специально посмотреть. В том числе и я.



Окна были заклеены бумагой и что из себя представляли внутренности можно было только предполагать. Никаких изображений будущего интерьера, до его открытия в прессу не попало (кстати интернета тогда ещё не было). Но и красно-жёлтой вывески было достаточно для впечатлений. Ведь само сочетание этих поразительно ярких для того времени цветов было крайне непривычно. Мне до сих пор не понятно, почему в советском союзе ВО ВСЁМ была очень блёклая цветовая гамма. Одежда, полиграфия, дома, вывески, вроде бы и цветные, но как будто смотришь на них сквозь чуть серое стёклышко. Помню какое впечатление производили на меня яркие баночки с йогуртом, которые привозил из-за границы отец моего друга. Это были фантастические сочетания цветов! Таких в окружающей действительности просто НЕ БЫЛО! Единственное объяснение, которое я нахожу, то что советская химическая промышленность банально не умела производить такие красители. Подтверждается это тем, что с открытием границ, когда в страну хлынули импортные товары и технологии, окружающий мир раскрасился и стал таким, каким мы его видим сейчас. Но это случилось позже.

А тогда, в конце января 91го, вокруг была слякотная серая Москва, и мы вчетвером шагали по пустынному Ленинскому проспекту навстречу заморским бутербродам. И очень надеялись, что для нас они окажутся халявными.
Сейчас посмотрел по гуглокартам сколько мы прошли. Оказывается наш путь от Бутлерова 5 до Пушкинской площади – 15,5 километров, расчётное время пешего путешествия 3ч 10мин. Мы дошли ровно за три. Ничего примечательно по дороге не произошло. Кроме одной встречи, которая лично на меня произвела сильное впечатление и запомнилась навсегда. Я впервые увидел, как человек ест из мусорной урны. Вот прямо так наклоняясь над урной опускал руку в неё, чуть покопавшись что-то доставал оттуда, клал в рот, жевал, опускал руку вниз за следующей порцией. Прямо на улице у проезжей части. Прямо на Ленинском проспекте, недалеко от Октябрьской площади. Когда мы подходили, он ни на мгновение не прекратил процедуру, лишь на пару секунд взглянув на нас. Взгляд спокойный, пронзительный и при этом решительный. Он нисколько нас не постеснялся и мы его нисколько не смутили. И мне кажется, он готов был схлестнуться с нами, защищая своё право на эту урну. И от его такой спокойной уверенной реакции и взгляда реально было жутковато. Эта картина прервала наш весёлый разговор, и мы пару сотен метров шли в тишине. Лично мне было очень стыдно от увиденного. Думаю, что ребятам тоже. Уже не помню, но, кажется, мы не обсуждали то что увидели. Потом в девяностые я вдоволь насмотрелся всяких нищих и бомжей. И кушающих из помоек, и спящих прямо на улице в лужах собственной мочи. Но это было позже.

В 6:00 мы были около ресторана. На витринах уже не было маскировочной бумаги и можно было рассмотреть подсвеченное нутро. Пластик, нереальные цвета, аккуратная привинченная к полу мебель, пластиковый клоун в глубине. Я был уверен, что мы будем первые в очереди, но ошибся. Первым был американец. Очередь он занял в три часа. К стоянию он подготовился основательно. Тёплая подбитая мехом куртка, походные утеплённые ботинки, перчатки, на голове шапка, на ушах утеплённые наушники, за спиной рюкзачок, из которого он периодически доставал термосок с бутербродами, в ушах музыка, в зубах жевачка, на лице улыбка. По-моему он постоянно пританцовывал. Может в такт неслышимой нами музыки, а может в профилактических целях, чтобы не замёрзнуть. Больше всего он напоминал довольного, до зубов экипированного фашиста начала ВОВ (как их изображали в советских фильмах). Мы же рядом с ним в своих трениках, смотрелись, как пленные французы, грустно бредущие по снежному полю (как их изображали русские художники на картинах). За американцем стояли ещё пара человек, пришедшие за час до нас.
У милиционера узнали, что открытие в десять. Значит ждать ещё 4 часа. Много. Мы рассчитывали, что открытие будет в 8. Началась дискуссия: стоять или не стоять. Пока спорили ещё два места в очереди были заняты. Я решил, что дождусь открытия и встал в очередь. Шестым. Друзья решили, что это чрезмерный фанатизм и оно того не стоит. Что они лучше съездят в общагу, переоденутся и часам к 9ти подъедут. И я начал стоять.

Подходили люди, спрашивали когда откроется, кое кто пристраивался. Очередь росла. Часам к восьми стали подтягиваться милиционеры и выстраивать коридор для очереди из железных заграждений. Появились журналисты с блокнотиками и диктофонами. Но подходили не ко мне, а к счастливому американцу. Ближе к открытию желающих поговорить с первым посетителем стало столько, что стало перепадать журналистского внимания и стоящим за американцем. Примечательно, что среди подходивших к нам журналистов не было НИ ОДНОГО советского, все сплошь иностранцы. Конкретный игнор. И вот подходит ко мне товарищ с диктофоном. Я уже час как заготовил увлекательную историю про то, как я здесь оказался, про преферанс, про бомжа, да и вообще про нелёгкую студенческую жизнь в стране советов. А он подходит и на ломаном русском начинает расспрашивать меня про моё отношение к каким-то инициативам какой-то депутатской группы в верховном совете. Я с умным видом что-то промямлил. Подошёл ещё один и тоже давай пытать меня про политику, да про каких-то депутатов. Я как личность, прошедшая полгорода за «ихним» бутером, оказался им совершенно неинтересен. Да и фиг с ними. Хотя конечно обидно было.
В девять подъехали ребята с общаги. Очередь была уже в несколько сотен и менты их не хотели сначала ко мне пропускать. Но пустили. За полчаса до открытия появились телевизионщики. Иностранные с плечевыми камерами, и наши с громоздким студийными на треногах. Ко входу подогнали грузовик с откидными бортами куда и загнали всю снимающую прессу.





За несколько минут до заветного момента привезли автобус детьми из детдома и в обход очереди провели ко входу. Если по чесноку, то они и есть самые первые посетители Макдональдса. И именно им и достались бесплатные гамбургеры и напитки.
К моменту открытия очередь уже насчитывала тысячи, а рядом с оградой собралась огромная толпа. Как разрезали красную ленточку с моего места не было видно.



После запуска детей сделали небольшую паузу, чтобы их обслужить и потом пустили очередь. На входе я за руку поздоровался с Джорджем Коханом, главой канадского филиала Макдональдса, открывшего московскую точку. Джордж улыбался до ушей и жал руки всем входящим. Телевизионщики снимали. Вечером, просматривая новости, я на пару секунд мелькнул со спины в кадре. Позже, роясь в инете, ни в сохранившихся сюжетах, ни на фото я нигде не смог разглядеть себя. Но это было потом.



А тогда мы стояли, разинув рты на светящиеся меню, вчитывались в новые для нас слова, с грустью прикидывая на сколько хватит наших скромных финансов. Рядом также как и мы хлопали глазами сотни людей.
Совещались и пересчитывали копейки долго. Вскладчину взяли биг мак, чизбургер, пару картошек фри, колу и спрайт. Кстати спрайт впервые появился в СССР именно в макдональдсе. Кока кола и фанта продавались и в бутылках и на розлив, а вот спрайта не было. Поедали всё купленное вместе по очереди. Понравилось. После дегустации спрайта однозначный вердикт: типа нашего «Колокольчика». Такой же прозрачный, и похож по вкусу, только дороже. Кстати о ценах. Биг мак стоил 3р.60коп., поллитровые напитки 70 копеек, поллитровый коктейль 90 копеек. Самое дорогая позиция меню «Филе о фиш» - 4р.20коп. По нашим понятиям запредельная цена за булку с куском трески. Говоря о ценах надо помнить, что на дворе был 1990 год, ещё до гиперинфляции. Тогда на один рубль можно было плотно поесть в столовой. А за 5 рублей посидеть в ресторане. Так что цены в маке были ооочень нехилыми.

Особо стоит сказать про туалет. Посетили его все, кто хотел и не хотел. У меня первое впечатление, что попал на какой-то космический корабль. Самым же чудом из чудес был механизм по выдаче жидкого (!), бесплатного (!!!) мыла.
Сильное впечатление на нас произвели пластиковая посуда, стаканчики, миниложечки, салфеточки и прочая требуха. На каждой из них было написано, что сделано это конкретно для Макдональдса, что придавало им какую- то особенную ценность. Похожую реакцию я увидел позже в фильме «Наверное боги сошли с ума», в котором туземцы поклонялись как чуду прилетевшей к ним с неба стеклянной бутылке из-под кока-колы. Естественно, что весь этот мусор мы взяли с собой и привезли в общагу. Народ, узнав, что мы были в макдональдсе приходил к нам за рассказами и внимательно разглядывал коробочки и стаканчики. Точно как те туземцы в фильме. Кстати стаканчики в первые дни были такими:



Их хранили и со временем во многих комнатах общаги можно было встретить.
Ещё всем первым посетителям выдавали вот такие памятные значки:



Хватило их не только первым посетителям, но и тем, кто пришёл в следующие два дня. Потом закончились. Свой значок я долго хранил, но после очередного переезда он потерялся. Скорее всего случайно выбросили с ненужным хламом.



Ну вот пожалуй и вся история. Про многотысячные очереди и про рекорды посещаемости все знают. Расскажу ещё про новый вид бизнеса, который практиковали подростки и студенты. Занималась очередь, человек выстаивал её час-полтора, и когда до входа оставалось примерно 5 минут, компаньон стоявшего подходил в конец очереди и продавал место вначале. Кажется стоило это рубль. Желающие находились всегда.
А в общаге практиковалось, хоть и не сильно популярно, курьерство. Народ собирал деньги, составлял заказ и отправлял гонца на Пушкинскую. За работу курьеру давали рубль. Один раз я сам в качестве курьера гонял в Мак.



Прошло много лет. Изменился я, изменилась страна, изменилось меню в Макдональдсе. Изменился и сам Макдональдс (тот что на Пушкинской). Стал лаконичнее, функциональней, гораздо удобнее. Убрали аляповатый цветастый дизайн с которым он открывался. Исчез дурацкий пластиковый клоун на скамейке. Изменился и логотип. И если 25 лет назад светящийся в серой темноте американский ресторан был самым ярким пятном столицы, то сегодня рядом с лас-вегасски светящимся бульваром закусочную можно банально не заметить.











Каждый раз, посещая Москву, я совершаю обязательный ритуал. Сажусь в метро и отправляюсь на Пушкинскую. Я могу с закрытыми глазами пройти путь от вагона, по переходам и развязкам до входа в Мак. Ну может чуть-чуть приврал )) Я изучаю изменения в интерьере и меню, делаю заказ и отправляюсь поедать его по лесенке на второй этаж. Туда, где мы сидели вчетвером 25 лет назад.
И вот что я думаю. Рекорды мира и другие достижения случаются и уходят. На смену им приходят другие, чтобы со временем уступить место новым. А вот шестым посетителем первого ресторана McDonald’s в СССР я останусь навсегда. Только вдумайтесь в это:
НА-ВСЕГ-ДА!!!
Так же как навсегда первый космонавт Юрий Гагарин, а первый человек на земле Адам.
Надеюсь улыбнулись?) И я тоже )))

Ещё про очереди:
Лом и театр. Видите связь? А она есть.
Мои самые-самые очереди.


Ещё про Макдональдс:
Дождались! Макдональдс в Нижневартовске или как я был почти первым.




Tags: #КЩальберт, 1991, McDonald’s, ussr, История от КЩ, КЩ, МИНГ им.Губкина, Макдональдс, Москва, СССР, история от КЩ, керосинка, ностальгия, очередь, перестройка, студенты
Subscribe
promo ksherbi october 26, 2015 20:09 41
Buy for 100 tokens
Это одна из самых идиотских историй моей жизни. И одна из самых волнительных. Если и не добавила седых волос, то несколько извилин в мозгу сильно углубились. И поразмышлял я после немало. О реальности. О вере. О готовности к Встрече. С большой буквы. Историю спрятал под кат. Чтоб главное фото…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →